«Нет пророка в своем отечестве» — эта ши­роко известная мысль под­тверждается на примере жизни и судьбы многих поэ­тов разных стран и времен. Р. Гамзатов избежал этой участи. Он оказался любимцем судьбы. Он стал лауреатом всех премий, кавалером всех орденов и медалей СССР, получил высокое звание Героя Социалистического Труда. Демократы тоже не обошли вниманием всемирно известного поэта. Ко всем прочим наградам и почестям поэт получил звание академика. Это не может не радовать непред­убежденного дагестанца, ибо в этом — признание заслуг нашего великого земляка открывшего Да­гестан всему миру. А это открытие стало возможно через постижение природ­ной я социальной сути да­гестанцев. В этом он пре­взошел всех своих совре­менников. Если даже все почести забудутся, оста­нется это открытие.

В исследованиях дагес­танских литературоведов убедительно доказано, что основные направления раз­вития литератур народов Дагестана XIX в. прослежи­ваются в творчестве Батырая, Алигаджи из Инхо, Е. Эмина и И. Казака. Доказано также, что закономер­ность формирования но­вой дагестанской литера­туры в 20—50-х годах XX в. можно определить по произведениям С. Стальского, Г. Цадасы, Э. Капиева. В художественном творче­стве любого народа есть творческие личности, опре­деляющие - художествен­ный уровень и направление его развития, т.е. оказываю­щие наибольшее влияние на текущий литературный процесс. Таким поэтом в дагестанской литературе стал Р. Гамзатов.

Внешне восхождение Р. Гамзатова на поэтический Олимп кажется нетруд­ным. Иные исследователи склонны объяснять успех поэта стечением обстоя­тельств, как судьбы власт­ный приговор. Родившийся и воспитывавшийся в се­мье народного поэта Дагес­тана Г. Цадасы, Р. Гамза­тов рано приобщился к поэ­зии. Действительно, тради­ции аварской народной поэзии, Алигаджи из Инхо, Тажудина (Чанка) и осо­бенности Махмуда и Г. Ца­дасы, благодаря отцу, бы­ли усвоены им еще в моло­дости. Только поэтому стал возможным выход в 1943 году первого поэтического издания под . символическим для того тяжелого во­енного времени названием «Горячая любовь и жгучая ненависть». Свежесть и непосредственность удивле­ния человеком и окружаю­щей его средой, открытость самовыражения — черты, свойственные стихам и по­эме девятнадцатилетнего поэта, идут от предшествен­ников и родного фольклора, благоговейное отношение к которым Р. Гамзатов сохраняет на протяже­нии всей своей творческой жизни. Поэма «Слава, краснодонские сыны!» как и некоторые стихи этого сбор­ника, будучи лирической по форме, включала в себя значительное для народа содержание, которое переводило субъективные пере­живания автора на уровень внеличных, общественно значимых. Эта и вторая книга Р. Гамзатова, выпущенная на родном языке в | 1945 году под названием «Отголоски войны», вклю­чали произведения, воссоз­дававшие героику войны, показывающие мужество и храбрость советских людей.

И вполне естественно, что поэта, заявившего о себе, оригинальным поэтическим взглядом, стали издавать на русском языке. В 1948 и 1949 гг. в Махачкале и Москве были выпущены книги «Земля моя» и «Песни гор», в которых поэт продемонстрировал не толь­ко идеи и мысли, не бывшие в употреблении других дагестанских авторов, но и показал свою привержен­ность политической и лю­бовной лирике.

Проблемно - тематические и жанрово-стилевые поиски Р. Гамзатова особенно яв­ственно проявились в книге «Год моего рождения» (1950), в которую, кроме старых, стихов, вошли две поэмы «Родина горца» и «Год моего рождения». В обеих поэмах автор пыта­ется осмыслить историчес­кие судьбы Родины, ее вза­имоотношения с Россией, с русским народом. В да­гестанской литературе поэ­мы Р. Гамзатова стали при­мечательны не только своим идейно-тематическим свое­образием. В поэмах «Ска­зание о чабане» Г. Цадасы, «Буран» 3. Гаджиева, «Ге­рой труда» Т. Хрюгского. «Садовод Абдулла» А. Гафурова запечатлены судьбы индивидуальных персонажей. Поэма «Год моего рожде­ния» открывает новую стра­ницу в развитии жанра — в произведении дан образ народа, единого в своем порыве добиться свободы и независимости.

В исторический сюжет поэмы включен образ отца, а события, эпохальные для народа, соотнесены с судь­бой автора. Включая в ли­рическое переживание соци­альные события мирового значения, сопрягая их со своим авторским душевным состоянием, Р. Гамзатов создал в дагестанской ли­тературе новую художест­венную структуру.

Позже Р. Гамзатов, на­верное, в пылу полемики, заметил: «Искусству чуждо новаторство. Это все выду­мано. Не повторять того, что создано Пушкиным и Махмудом, — вот суть но­ваторства». Но в поэме «Год моего рождения» поэт не только следует устояв­шимся традициям дагестан­ской литературы.

Поэт, понявший относи­тельность, историчность за­конов искусства, свободно стал обращаться и с ма­лым поэтическим жанром — стихотворением. Стихи 40—50-х годов демонстри­ровали чувства и пережива­ния лирического героя, обу­реваемого желанием «на малом наречье, горя вдо­хновением, песни петь для большой стоязычной стра­ны». Книги стихов «Слово, о старшем брате» (1952), «Лирика» (1954), «Стихотворения» (1956), «В горах мое сердце» (1957) показали рост поэтического ма­стерства Р. Гамзатова, чье творчество вывело дагестан­скую литературу на орбиту взаимодействия с многона­циональной советской лите­ратурой.

В 60-е годы поэзия Р. Гамзатова обрела, мудрую зрелость и глубокую фило­софичность. В книге стихов «Высокие звезды», удостоенной в 1963 году Ленинской премии, большие проб­лемы, глубокие чувства, высокие идеалы раскрываются посредством деталей горского опыта, поступков и побуждений горцев. Поэт находит общечеловеческое, гуманистическое в жизни и быте горцев. Отчий дом, тепло родного очага, родной аул становятся не только гнездовьем души поэта. От­ношение к ним становится показателем морального ве­личия человека. С этого сборника, в котором с кры­ши горской сакли автор окидывает взором весь мир, начинается триумфальное шествие поэзии нашего зем­ляка по планете. И этому способствовало не только расширение тематического диапазона, но и повысив­шееся мастерство постиже­ния духовного мира горца и шире — советского челове­ка.

Идейно - тематические новации, жанрово-стилевые поиски Р. Гамзатова стимулировали развитие Даге­станской поэзии, обогащение ее многокрасочной па­литры. Не будет преувели­чением, если скажу, что в последние тридцать лет Р. Гамзатов является власти­телем дум не только чита­телей, но и поэтов — и не только Дагестана, но и всей страны. То, что раньше робко называлось поэтичес­кой школой Гамзатова, ста­ло реальностью литератур­ного процесса 60—90-х го­дов. В этом нетрудно убе­диться, если обозреть поэзию народов Дагестана е точки зрения идейно-тема­тического и жанрово - стилевого многообразия. Многие поэтические новации и в аварской, и даргинской, и лакской, и лезгинской и т. д. поэзиях имеют, как правило, гамзатовскую ме­ту. Это не означает, что Г.Б. Багандов и с. Рабаданов, А. Саидов и И. Гусейнов, Б. Магомедов и М. Атабаев, А. Алиев и М. Ахмедов, М. З. Аминов и другие современники, пе­ренимают или берут взай­мы, в кредит художествен­ные обретения поэзии и прозы прославленного мас­тера слова. Но так случи­лось, что зачинателем но­вого, восстановителем тра­диционного в поэзии, как правило, становился Р. Гамзатов. Не мною сказано впервые, но у него, в самом деле «дерзостный талант открывателя» (Н. Капиева).

Каждому непредубежден­ному исследователю ясно, что современная любовная, философская лирика не только Дагестана, но и всей страны и мира не может обойтись без произведений Р. Гамзатова.

Философское обобщение, символика, интонационное богатство, полифоничность становятся характерными чертами политических и интимных исповедей да­гестанских поэтов, следую­щих за Р. Гамзатовым, - автором стихов «Вернув­шись с гор», «Цвета» и дру­гих произведений этого жан­ра.

Жанры двустиший, четве­ростиший и восьмистиший получили развитие еще в дореволюционной дагестан­ской поэзии. Взрывная си­ла, вложенная в них Р. Гамзатовым, обособила поэтические миниатюры от традиционных произведений

Излюбленные приемы — неожиданные повороты мысли, наличие контрастов, противоположных полярных образов — делают произве­дения этого жанра поэтическим приоритетом Р. Гам­затова

Фактически из небытия возродил поэт жанр надпи­сей, которые отличаются афористичностью, неожидан­ностью поворота мысли, противопоставлением обра­зов и символов.

Не менее дерзко и неожиданно обращение Р. Гамзатова к исконно евро­пейскому жанру — сонету. Сонеты его, как и подоба­ет аварским стихам, безрифменные. Но автор сумел обеспечить сонетное звуча­ние.

Вызвав к жизни жанр ли­тературного сказания; Р. Гамзатов не только вдо­хнул новую жизнь в кон­кретные фольклорные тек­сты и тем самым обратил их к современности, но и способствовал жанрово-стилевому обогащению поэти­ческого эпоса. Долго в памяти остается поэма «Горянка», раскрывшая традиционную тему дагестанской литературы — тему свободы женщины и ее права на выбор супруга. Р. Гам­затов с присущей ему ори­гинальностью развернул сю­жет. Но не только эпичес­кий сюжет является струк­турообразующим элементом поэмы. Лирические отступ­ления в поэме играют не менее важную роль. Без них концепция человека была бы высвечена недос­таточно ярко, поэма оста­лась бы на уровне произведений предшественников и современников.

Создавая «Сказание о Хочбаре, уздене из аула Гидатль, о казикумухской хане, о хунзахском Нуцале и его дочери Саадат», по­эт, безусловно, опирался на фольклорный источник — аварскую народную балла­ду о взлете души знамени того гидатлинца, ради сох­ранения своей чести и достоинства умершего от ру­ки хунзахского хана. Эта сюжетная канва сохра­нена и Р. Гамзатовым. Но «Сказание» Р. Гамзатова состоялось как оригиналь­ное авторское произведение благодаря тому, что нравст­венный выбор, сделанный главным героем, усилен. Ге­рой идет на самопожертвование сознательно.

Нора наиболее интенсив­ного развития дагестанской поэмы, как известно, начи­нается с 60-х годов. В этот процесс более чем кто-либо другой художническую лепту внес Р. Гамзатов. Вы ход поэм «Весточка из ау­ла», «Звезда Дагестана», «Колокол Хиросимы»

(1966), «Берегите матерей» (1976), «Последняя, цена» (1975), «Остров женщин» (1979) и других повлек за собой изменения в художе­ственном строе дагестанской поэмы.

Лирико-философские раз­думья о жизни, о родине, о творчестве пронизывают и книгу прозы Р. Гамзато­ва «Мой Дагестан», книга эта своеобразна, можно ска­зать — дерзка по замыслу, отбору жизненного матери­ала и его художественному претворению. Она не подда­ется анализу, как обычное прозаическое произведение, воспринимается как поэти­ческая вещь, где авторское видение жизни превалирует над эпическим, бесстраст­ным изображением челове­ка и действительности. «Мой Дагестан» не имеет аналогов в дагестанской ли­тературе.

Стихи об Армении, Азер­байджане и Грузии — образцы лирики, в которых поэт выразил не только духовный мир дагестанца, но и постиг своеобразие пси­хологии других народов. Такое проникновений возможно при безустанной ра­боте сердца и ума. Логичес­ки этот ряд продолжают произведения о впечатлениях о Франции, Кубе, Ира­не, Болгарии, которые расширяют представление о мире и человеке, знаменуют , поиск духовности в жизни и истории народов чуже­дальних стран.

Об углублении и расширении масштабов поэтического мышления свидетельствуют и поэмы «Живая богиня Кумари» (1985) и «Колесо жизни» (1985). Нравственный мир непальцев, соотнесенный с моральными ценностями своего народа, приводит автора к мысли о единстве человечества, о неповторимости каждого народа. Поэт создал лирические поэмы, показывающие расцвет этог о жанра в современной дагестанской литературе. И не только в дагестанской.