Печать
Просмотров: 3389

Выпускники училища работают во всех городах и районах нашей республики и за ее пределами.

Среди выпускников училища много славных имен, которые известны всему Дагестану, а некоторые далеко за его пределами.

Поэтом планеты называют нашего выпускника 1939 года Расула Гамзатова, народного поэта Дагестана, мастера многонациональной литературы, общественного деятеля, руководителя писательской организации Дагестана. За большие заслуги Расулу Гамзатовичу присвоено звание Героя Социалистического Труда, он лауреат многих премий.

 

На юбилейном вечере, посвященном пятидесятилетнему юбилею училища, присутствовавший поэт Николай Доризо образно сказал: «Если бы ваше училище выпустило не десять тысяч учителей, а одного Расула Гамзатова, то оно и тогда оправдало бы свое существование».

Приезд Расула Гамзатова в училище всегда превращается в большой праздник. Талант поэта, его мудрость, его речь, насыщенная юмором, притягивает к нему молодежь и людей зрелого возраста. В училище, где все любят поэта, Расул приходит как в свой родной дом. На одной встрече он так и сказал: «Есть три родных дома у меня: дом отца, дом педучилища, дом литературного института в Москве». И об этом говорят надписи на книгах, подаренных им училищу. На книге «Мой Дагестан» такая надпись: «Друзья Буйнакского педучилища. Как хорошо, что вы есть. Я вечный ученик нашего училища. До сих пор ежедневно сдаю экзамены по главному предмету на верность учебному заведению. Это предмет правды, чести и подвига».

На книге «Берегите матерей» Расул написал: «Желаю всем много светлых радостей, берегите матерей, любите училище и родной Дагестан». Или вот такая надпись на книге «Последняя цена»: «Моим дорогим друзьям из моего родного училища с любовью.»

И еще одна надпись: «Буйнакское училище, я в неоплатном долгу перед твоими всеми курсами, всеми педагогами и наставниками».

На одном курсе с Расулом Гамзатовым учился прекрасный юноша из села Ругуджа Гунибского района, отдавший свою молодую жизнь за Отчизну в Великой Отечественной войне. Это Саадула Мусаев, которому за подвиг присвоено звание Героя Советского Союза (посмертно).

Саадула учился примерно, очень любил литературу, но больше всего историю, мечтал стать учителем истории. Он был прекрасным спортсменом. Спортивного зала в училище тогда не было, турник и перекладины стояли во дворе. И когда Саадула крутил «солнце» на турнике, то собирались многие смотреть.

Первого сентября 1939 года молодой учитель Мусаев впервые вошел в класс и отдал свое сердце детям. Война помешала ему стать учителем истории. Он добровольно ушел на фронт, воевал в составе 16 батальона 83 бригады морской пехоты, был писарем роты. Все 225 дней боев на Малой земле — это ежечасный подвиг и Саадулы. Он участвовал в освобождении Новороссийска. А затем был керченский десант. Ему принадлежат слова, ставшие крылатыми при форсировании Керченского про­лива: «Даешь Крым! Не посрамим матушку-пехоту!»

... 16 батальону была поставлена задача взять высоту 71,3, очень укрепленную врагом. Высота эта должна была сыграть большую роль в боях за освобождение города Керчь. Бойцы много раз поднимались на штурм высоты, но вражеский огонь прижимал их к земле.

К концу третьих суток (а это было 23 ноября 1943 года) в окоп, где находилось отделение Саадулы, приполз командир батальона майор Петров с перевязанной головой, из уха сочилась кровь. И Саадула решил, что настало время выручить батальон — подавить огневую точку врага. Он полез к выщербленному пулями и осколками деревянному колу, сорвал с головы шапку-ушанку, обмотал ею проволоку и изо всей силы рванул на себя. Проволока лопнула, его обдало горячей волной, сильно толкнуло в левую ногу. Он потянул за голенище кирзового сапога, нащупал перебитую алюминиевую ложку, которую всегда там прятал. Рука был в крови: «Ранен...» Мусаев переполз через проем к лощине.

Укрывшись, сержант метнул в пулемет гранаты, бойцы поднялись в атаку и с ними раненый Мусаев.

— Спасибо, сержант! — услышал он голос бежавшего комбата. — Теперь ползи к санитарам. Мусаев, не оборачиваясь, сказал:

— Разрешите остаться, я еще могу стрелять.

Еще дважды ранило в этой атаке Саадулу — в плечо, левую руку. В третий раз ударило по шапке, ее сорвало, теплые струи залили лицо. Но он не упал.

Опять слева, почти в упор, застрочил пулемет, ребята упали словно подкошенные. Мусаев продолжал бежать. Он рухнул на бруствер и успел полоснуть из автомата в стрелявшего из пулемета фашиста. Но тут вдруг другой фашист прицелился в него из огнемета. Попробовал отбежать, но не смог. На спи­не вспыхнула куртка. Собрав всю свою волю, он поднялся. Были уже сумерки. Морские пехотинцы, штурмовавшие высоту, увидели, как вспыхнул вдруг ярким факелом человек. К вершине шло огненное знамя. Замолкли даже фашисты, пораженные подвигом человека, замерло все громадное поле боя. Мусаев-факел сделал еще несколько шагов вперед и рухнул во вражескую траншею, где стоял пулемет. Морские пехотинцы овладели высотой 71,3.

За этот беспримерный подвиг Саадуле Мусаеву было присвоено звание Героя Советского Союза (посмертно). Подвиг его подобен подвигу легендарного горьковского Данко. И в училище мы назвали Саадулу Мусаева дагестанским Данко.

Захоронен герой в братской могиле в д. Глазовка, около города-героя Керчь.

В 1938 году училище окончил Магомед Сулиманов. Аварский писатель, драматург. Перед войной он работал учителем в сельской школе, потом поступал в институт. В 1942 году ушелдобровольцем на фронт. Сражался на Северо-Кавказском фронте. Был тяжело ранен. После выздоровления окончил Тбилисское артиллерийское училище, вернулся на фронт. В составе войск третьего Белорусского фронта в качестве командира артбатареи сражался в боях за освобождение советских земель, награжден рядом орденов и медалей. В конце войны был снова тяжело ранен, демобилизовался инвалидом второй группы. После войны Магомед Сулиманов окончил литературный институт. Дипломная работа его — перевод на аварский язык «Евгения Онегина» А. С. Пушкина. Эту любовь к Пушкину ему привила в училище Клавдия Ивановна Фимина.

И вот что она рассказала: «В 1937 году отмечалось столетие со дня смерти А. С. Пушкина. Задолго до юбилея все учителя и учащиеся включились в подготовку и проведение пушкинских вечеров. Пушкинские дни совершили чудо. Совсем недавно наши ученики, с трудом осваивая русскую грамматику еле-еле начавшие читать и писать по-русски, вдруг заговорили Пушкиным, все начали читать стихи Пушкина наизусть, стали делать доклады о Пушкине и его творчестве, ставить сцены и отрывки из пьес. Вот когда началось всеобщее соревнование. Кто больше знает стихов Пушкина наизусть, кто больше прочитал его произведений, кто лучше сумеет рассказать о Пушкине, Лермонтове и других русских поэтах. Пушкинский гений объединил всех и дал мощный толчок к овладению знаниями и культурой. Позднее, когда я узнала, что мой ученик Магомед Сулиманов перевел «Евгения Онегина» на аварский язык, я поняла, что Пушкиным Магомед «заболел» в эти юбилейные дни». На одной из встреч в училище Сулиманов вспоминал:

«Под самый конец войны, тяжелораненый, я попал в Москву в госпиталь. После выздоровления был направлен в резерв Московского военного округа, расположенного в г. Дмитрове Время от времени мы имели возможность съездить в столицу. Из Буйнакского педучилища мне написали, что любимая учительница по литературе Клавдия Ивановна Фимина перед войной переехала в Москву. Удалось найти ее, она работала директором средней школы № 586. И вот я в этой школе. Тихо стучу в дверь кабинета директора. Слышу знакомый голос: «Войдите! ».

Вошел и стою, как вкопанный. За большим столом сидит она! Та же прическа «под мальчика», те же глаза. Только повзрослела немного. Щелкаю каблуками и докладываю: — Товарищ Клавдия Ивановна! Ваш бывший ученик...— И осекся. Не могу произнести больше ни одного слова. Фимина медленно встает из-за стола, в глазах недоумение, удивле­ние...

— Не может быть! — сказал она. И села. Дальше все шло, как в тумане. После звонка кабинет заполнили учителя. Потом — актовый зал. Впервые в жизни сижу в президиуме.

Через много лет, уже в другом актовом зале мы встретились снова. Шла защита дипломных работ студентов Литературного института имени Горького. Дошла очередь и до меня. Я представил две работы: пьесу «Доверие» и перевод «Евгения Онегина» на аварский язык. В зале — К. И. Фимина. За столом профессор П. И. Новицкий, писатели А. А. Фадеев, В. А. Ажаев.

— Ну что ж, пожалуй, можно ему доверить перо,— говорит Фадеев и вопросительно смотрит на своих коллег. Те согласно кивают головами.

— Кто-то из педагогов, видимо, еще в школе привил ему любовь к Пушкину. Не побоялся «замахнуться» на «Евгения Онегина»,— это сказал Ажаев.

Я поворачиваюсь и говорю на весь зал: — Вот, в четвертом ряду сидит Клавдия Ивановна Фимина! Это она,— и рассказываю обо всем, как учила она литературе в аварском педучилище в Дагестане».

Магомед Сулиманов хорошо известен дагестанским читателям романом «Огни», повестями «Черная пещера», «Индюк-гора», «Слепое доверие», «Преступление», «Сулак — бешеная вода», роман «Хунзахская крепость», пьесами «Корень зла», «Крепость в горах», множеством стихотворений и поэм.

На книге, подаренной музею училища, автором написано: «В память погибших пяти моих педагогов из аварского педучилища, в память, оберегаемой мною до конца своих дней». И дальше: «От выпускника 1938 года, чтобы и вы, выпускники, спустя много лет, не забывали ни свой курс, ни сокурсников, ни, тем более, своих наставников».

Среди первых горянок, окончивших педучилище, была Хажа Локалова.

Осенью 1936 года Хажа Муртузалиевна впервые открыла двери классной комнаты хунзахской школы. Не как ученица, а как учительница, воспитательница. Ей доверили самое дорогое, что есть на свете — детей.

Не сразу раскрылся ее талант педагога, умного, чуткого воспитателя. Были у учительницы и сомнения, и срывы, и слезы. После трехлетней работы она даже решила отказаться от школы: класс попался очень трудный, одни переростки. Но она опомнилась, помогли старшие коллеги.

Медленно, по крупицам накапливала Хажа опыт. Она закончила учительский институт (физико-математический факультет). Начался упорный труд. И настало время, когда стало рождаться мастерство, о ней заговорили как о вдумчивом, знающем педагоге. В своих классах добилась повышения успеваемости учащихся по математике. Рос ее авторитет среди родителей. Хажа стала своим человеком в каждом доме селения, где жили ее питомцы. Она старалась побывать у них, посмотреть, как они готовят уроки, побеседовать с родителями об их детях. К ее советам стали прислушиваться многие. И полюбили и уважают ее все за скромность, за любовь к детям, к людям.

Хажа Локалова — отличник народного образования, заслуженная учительница школ РФ, а в 1960 году она была удостоена звания Героя Социалистического Труда.

Среди первых учащихся педкомбината был Батыров Магомед. В самом начале Великой Отечественной войны он добро­вольцем ушел на фронт, окончив Буйнакское военно-пехотное училище. Сражался под Моздоком, Ростовом, в Сталинграде. В Сталинградской битве был тяжело ранен и попал в фашист­ский плен. С товарищами удалось бежать из плена, попал в Гре­цию в лагерь № 415 г. Салоники, опять бежал к греческим пар­тизанам. Там советские военнопленные создали русскую ро­ту, ставшую потом очень известной на Балканах, вошедшузр в народно-освободительную армию Греции. Позже русская ро­та в составе 5-й Македонской армии была преобразована в Рус­ский батальон имени Рокоссовского. Здесь Магомед Батыров проявил исключительное мужество в боях за освобождение Юго­славии от фашистов. За это он был награжден высшим орденом Югославии — Герой Югославии. Орден был ему вручен послом Югославии уже после войны, когда Батыров возвратился до­мой.

В 1959 году окончил училище Абдулла Даганов, аварский поэт, прозаик, переводчик. Приехал он учиться из далекого Чародинского района. Закончил факультет журналистики Московского госуниверситета и Высшие литературные курсы при Литературном институте им. Горького.

Даганов сначала работал учителем, позже в редакции аварского вещания Даградиокомитета, в редакции республиканской газеты «Красное знамя», заведующим бюро пропаганды художественной литературы при Союзе писателей Дагестана, старшим редактором Республиканского научно-методического центра Министерства культуры РД.

Даганов вспоминает:

«Мне исполнилось четырнадцать лет. Мальчишка в овчинной папахе, в кирзовых сапогах, я впервые приехал в город, чтобы поступить учиться в Аварское педучилище. Были трудности, но жажда знаний, любовь к литературе не давали нам унывать. Четыре года, бесконечно теперь далеких, таких же бесконечно дорогих нам всем, провел я в стенах — да простятся мне высокие слова — этого храма наук. Многое навсегда вписано в сердце».

Не забывает Абдулла свое родное училище, он частый гость. И все рады этим встречам, встречам с новыми стихами талантливого поэта.

В октябре 1991 года Даганов записал в книге отзывов в музее; «Музей моего родного училища — это по-эффенди-капиевски «резьба по камню», это история, культура и жизнь училища, это драгоценность питомцев и преподавателей, студентов и сотрудников.

С великим удовольствием и любовью посещаю каждый раз и преклоняю свою голову».

Училище закончили все четыре сына Гамзата Цадасы.

Старший Магомед Гамзатов среди первых выпускников училища. Работал в училище учителем аварского языка. Умер от смертельных ран, полученных под Сталинградом. Позже закончил училище Ахильчи. Окончил потом военное училище. Погиб в боях за Севастополь. В 1939 году училище закончил Расул. А затем и младший сын Цадасы Гаджи Гамзатов, который стал крупным ученым Дагестана, членом-корреспондентом академии наук, доктором филологических наук. Возглавляет институт истории, языка и литературы дагестанского отделения РАН.

Трудовую деятельность начал литработником редакции газеты «Большевик гор», работал зам. редактора республиканской газеты «Красное знамя», директором Махачкалинской студии телевидения, председателем Комитета по телевидению и радиовещанию при Совете Министров ДССР, министром культуры республики.

Г. Гамзатов — литературовед, пишет на аварском и русском языках. Первая исследовательская работа — книга «Гамзат Цадаса» о жизни и творчестве поэта. Позже вышли его литературоведческие монографии «Формирование многонациональной литературной системы в дореволюционном Дагестане», «Литература народов Дагестана дооктябрьского периода. Типология и своеобразие художественного опыта», «Художественное наследие и современность. Проблемы преемственности и взаимодействия дагестанских литератур», «Дагестан: историко-литературный процесс» и другие.

Гаджи Гамзатович — автор более 200 научных публикацийпо вопросам истории, теории литературы, искусства и литературы. Его литературоведческие исследования отмечены премией Президиума АН СССР им. Белинского. Г. Гамзатов — заслуженный работник культуры и заслуженный деятель науки Дагестана.